«Лукавый разговор»: перспективы беларусско-украинских отношений

Поделиться

Александр Лукашенко значительную часть своего 8-часового «Большого разговора» посвятил Украине. И сделал это в присущей ему манере, позиционируя себя как истину в последней инстанции. За год после президентских выборов внешнеполитическая субъектность Беларуси значительно сузилась. Если раньше Лукашенко мог разыгрывать для внешнего употребления карту ситуативного нейтралитета и позиционировать себя как «донора стабильности», то с августа 2020 года, а тем более – после событий мая 2021-го ему приходится все сложнее.


Похоже, он выбрал единственно возможный способ постоянно напоминать о себе – обострять отношения со всеми соседями, кроме России. С ее президентом Путиным Лукашенко с августа 2020-го встретился 4 раза, и каждая встреча сопровождалась обсуждением вопросов финансовой помощи Беларуси.

Если в отношении Литвы, Польши, Латвии Беларусь взяла на вооружение давление с помощью нелегальных мигрантов, то Украина стоит особняком. Ей были посвящены сразу несколько серий риторических упражнений Лукашенко во время «Большого разговора». Констатировав, что отношения с соседним государством находятся на самой нижней точке, беларусский правитель сделал ряд громких заявлений.

Кроме собственной версии переговоров в Минске (напомню, что Лукашенко только предоставлял площадку для переговоров Нормандской четверки, но не был их непосредственным участником), прозвучали призывы к Владимиру Зеленскому, являющиеся трансляцией нарративов российской пропаганды. По мнению Лукашенко, Крым и Донбасс – это разные случаи, и решать их необходимо отдельно, а Зеленский должен лететь в Донецк и Луганск и там разговаривать (тезис о необходимости прямых переговоров марионеток Кремля на Донбассе с официальным Киевом продвигается далеко не впервые). Недоумение относительно принятия Верховной Радой закона «О коренных народах Украины» — от того же стремления продемонстрировать лояльность Кремлю максимально громко.

Создается ощущение, что выпадами в адрес Украины Лукашенко расширяет свое пространство возможностей в отношениях с Кремлем.

Интересный момент: Лукашенко обнародовал собственную версию получения информации о «вагнеровцах» под Минском в июле прошлого года, дескать, их увидел какой-то бдительный беларус, сообщивший КГБ о подозрительных личностях. Куда интереснее другое: Лукашенко не только подчеркнул, что Роман Протасевич не воевал на Донбассе, но и подтвердил факт его допроса следователями из так называемой ЛНР. Этот факт может стать очевидным поводом для усиления Украиной санкций против Беларуси.

Лукашенко оперативно попытался использовать в своих интересах факт смерти в Киеве директора «Беларусского дома» Виталия Шишова, ультимативно потребовав расследовать факт его смерти. Лукашенко не преминул напомнить, что уже пять лет не раскрыты обстоятельства гибели Павла Шеремета, также погибшего в столице Украины, но при этом не стал напоминать, что лишил журналиста гражданства Беларуси.

Взяв на вооружение подчеркнуто ультимативный тон, Лукашенко заявил о способности «совместно с Россией» поставить Украину на колени в вопросах поставок топлива и заверил, что будет пользоваться в Украине 90-процентной поддержкой населения. При этом повторил излюбленную мантру о том, что Беларусь не станет нападать на Украину. Как в этом контексте расценивать слова Лукашенко о «тесном сотрудничестве КГБ и ФСБ» — каждый, думаю, может решить для себя сам.

Если во время своей президентской каденции 2015-2020 годов Лукашенко позиционировал себя как ситуативный союзник Украины (очевидно, с целью расширения пространства для маневра в отношениях с Россией) и это позволяло положительно влиять на восприятие Беларуси международным сообществом, то после августа 2020 года его отношения с Украиной серьезно испортились. При этом украинские власти ограничиваются декларациями в вопросах введения как персональных, так и секторальных санкций против Беларуси или же солидаризуются с Западом, как это случилось в контексте авиасанкций, когда другой вариант развития событий выглядит политически невозможным.

Украине предстоит максимально оперативно выработать согласованную, как минимум, в рамках «Люблинского треугольника» линию отношений с Беларусью. Она предполагает усиление санкционного давления, способного привести к сокращению товарооборота, сальдо которого в пользу Беларуси. Хотя под ударом может оказаться «Большое строительство» — имиджевая программа Владимира Зеленского, вопросы национальной безопасности важнее. Приближающиеся российско-беларусские учения «Запад-2021» могут стать моментом истины не только для беларусско-украинских отношений, но и для судьбы самого Лукашенко. Официальному Киеву стоит отказаться от игры вторым номером в отношениях с Минском и сформировать стратегию в отношении Беларуси с осознанием того, что ее демократическое развитие является одним из краеугольных камней европейской безопасности.

Евген Магда,
Институт мировой политики (Киев, Украина). 

Related posts

Leave a Comment